Please consider supporting us by disabling your ad blocker.

Грех /84 ⍟

TitleИмя
КитаваЯ — Грех, Забытый. Жаль, что человечество не забыло всех подобных мне. Возможно, с твоей помощью этому всё же суждено произойти.

Ослепляющий свет померк, а темнота нахлынула и заполняет пустоту. Порочные и безрассудные устроили пир в честь своего священного господина, Ненасытного Китавы.
Китава
КитаваЕсли Китава примет их приглашение, у всех нас останется лишь одна тонкая лучина надежды. Символ Чистоты моего брата.

Ищи его в удушающих коридорах набожности жрецов. Символ станет твоим факелом, когда наконец-то опустится ночь.
Символ ЧистотыВ недрах жреческой Костницы, окружённый мёртвыми, покоится Символ Чистоты.

Для создания этого гнусного и жестокого оружия Невинность отдал часть своей крови. Закалённое в его рубиновом ихоре, оно было рождено, чтобы стать божественным орудием очищения и наказания. Символ — живой проводник праведности... По крайней мере, той сомнительной праведности, на которую полагается мой брат.

Невинность нашёл себе первого верховного жреца, своего самого верного слугу, и подарил ему Символ для использования в случаях великой нужды. Конечно же, нужды верующих в Невинность. Благополучие всего человечества моего брата никогда особо не волновало.
Падение ОриатаХоть я и бог, но свою человеческую суть не забыл. Мне не всё равно, кем я был раньше. Китава не помнит ничего. Не думает ни о чём, кроме голода и алчности. Он — бездонная яма со скрежещущими зубами и бурчащими внутренностями.

Другие божества только набираются сил на материке и борются за скудные обрывки былых себя. У Китавы же есть самый плодовитый и крепкий народ этой эпохи. У него вдоволь еды, и с каждым лакомым куском Китава становится всё сильнее. Скоро пиршественным столом ему станет весь Ориат. Если это произойдёт, он станет слишком могущественен даже для нас.
НевинностьВ какой-то мере он продолжает жить. Его надменный маленький сосуд был годен лишь на то, чтобы потворствовать божественным прихотям моего брата. Я нашёл ему более разумного носителя. Того, кто может выдержать его выходки и укротить вспыльчивый нрав уязвимого эго.

Внемли мне, брат! «Свинцовый ум уступит сердцу золотому, что свяжет дух твой и умерит гнев».
КитаваПасть от руки бога не постыдно. Стыдиться должно лишь отказа от борьбы. Мне дозволено предвидеть твоё воспарение.

Ты покоришь вершину своей самой великой ошибки и там вырвешь оставленную, но живую надежду из зубов бессмертного отчаяния.

Недалеко отсюда есть корабль, который плывёт к Заставе Львиного глаза. Взойди на его борт.
Шавронн ТёмнаяУбийца Зверя, несмотря на твои усилия, у нас остаётся осколок надежды. То самое семя, что позволило воплотить моего Зверя. Уголёк Мрака.

Он больше не сможет даровать жизнь существу с могуществом Зверя, но в нём ещё теплятся остатки силы. Её хватит, чтобы дать нам возможность выстоять в бою с прожорливым Китавой.

Знаешь ли ты, как нам обрести этот Уголёк? Три сердца замолчали, три сердца вновь должны спеть свою последнюю песню. В пепле их до конца сгоревшей жизни и должно возродиться наше спасительное семя. Нам всего лишь нужны три прекрасных души, которые должно отдать пламени.

Шавронн Тёмная. Дознаватель Малигаро. Доэдре Тёмный оратор. Три духа с почти безграничной стойкостью и тягой к жизни. Когда Зверь издох, они обрели свободу. Нам пора начинать жатву!

Шавронн вернулась домой, в Тюрьму Аксиомы. Мы окажем ей тот тёплый приём, которого она совершенно заслуживает.
Сущность тьмыЧтобы Шавронн принесла нам известную пользу, её душу должно вырвать из смертного воплощения, а после исполосовать ради великой цели. То поручается тебе.

Я же постараюсь как можно лучше приспособить её к нашим нуждам. Трагический поцелуй и долгие объятья должны позволить её сущности перейти ко мне так, словно она стала сладким дыханием изо рта моей возлюбленной.

Для всех участвующих это действо станет таинством жертвы. Не волнуйся. Тебя я прошу сделать только то, что ты определённо делаешь лучше всего. Убить.
Душа ШавроннЧестолюбие — бич смертного бытия. Но именно честолюбие позволило нам стать богами, подняться над густой грязью и жидкой кровью бренных оболочек. Честолюбие толкало нас становиться попирающими чернь богами.

Душа Шавронн соткана из трети честолюбия и двух третей чистой, необузданной страсти. Столь беспокойная искра будет недолго, но ярко гореть даже в совершенно мёртвом сердце.
Восстание боговПричина их появления проста и закономерна, как прорастание брошенного в землю семени. Боги просыпаются, потому что никто не мешает им это делать. От твоей руки пало сдерживавшее богов существо. Ты называешь его Зверем.

Я положил в плодородную почву под Македами своё собственное зерно. Я взрастил Зверя, выкормил его и наблюдал за его возмужанием, хоть он и нёс покой, которому не мог противиться даже я сам. Богов загнали в дремотную темноту. Отправили спать до конца вечности под чутким присмотром Зверя.

Я бы хотел вернуться в то блаженное состояние, но мои божественные братья и сёстры никогда не выберут забвение. Они вновь попробовали волю на вкус и оставят этот мир в покое только тогда, когда его вырвут из их мёртвых, остывших рук.
ЗверьЗверь никогда не был жестоким хозяином. Он не хотел разрушать, портить, устрашать. Он просто существовал ради существования. Я сам сделал его таким.

К прискорбию, не пожелав одарить своё творение собственным честолюбием, я сделал его уязвимым к честолюбию других. Царица Атзири и Дориани. Император Титус и Малахай. Их предшественники.

Я создал Зверя, который мог освободить человечество от гнёта богов. А вышло, что лишь преподнёс людям идеальный инструмент, которым они стали угнетать себе подобных.
Отец войныПуть до Зверя будет долог и труден. Твоя сила велика, но это сила смертного человека. Ударив в барабан войны, ты можешь надорваться. Поэтому мы должны укрепить твоё сердце чем-то чуть более божественным по своей природе.

Хотя бог может пасть, его сущность не исчезает. Она словно тихая какофония за пределами твоего восприятия. Эта сущность может стать твоей, укрепив тело и дух.

У меня на примете есть первый идеальный даритель. Тукохама, Отец войны. В заводи, что была смрадной и мерзкой, он воздвиг себе крепость — средоточие страха и свирепости. Тебе лучше прийти к нему раньше, чем Отец взрастит своё уродливое дитя и нашлёт его на останки Рэкласта.
ТукохамаКаруи были миролюбивым народом. Они ловили рыбу и растили урожай, пока судьба не навязала им великого Тукохаму. Он вложил в их руки каменные топоры, а в нутро — жажду завоеваний.

Земледельцы оросили свои сухие поля кровью. Рыбаки выбросили из кладовых рыбу и стали жадной до чужих земель толпой.

За битвой шла битва, война сменялась войной. Так Тукохама вырезал ступени, которые могли поднять его на гору из отрубленных голов и привести к бессмертию. Топором Тукохаме служит Злоба, а копьём — Алчность. Ими он поражает умы и сердца всех каруи.
ТукохамаЯ — Грех, Вор Добродетели. Я отнимаю её у побеждённых и дарую победителям.

Увы, твоя смертная оболочка не может вместить безраздельное пламя божественной сути. Твоя кровь обратится в пар, а драгоценная плоть обгорит до черноты. Потому выбирай мудро и помни об умеренности. На весах лежит слишком многое. Куда большее, чем твои крохотные надежды и мечты.
Раздвоенный богЯ думаю о другом божестве, которое надо «уговорить» пожертвовать свою мелкую сущность на твоё дальнейшее развитие.

Это Абберат — полоумный старый козёл с тягой к человеческим душам. Сейчас он топчет своими раздвоенными копытами старый тракт заключённых.

Убийца Зверя, приходилось ли тебе пробовать душу? Я полагаю, нет. Поэты часто говорят о сладости и горечи души, исковерканных и светлых душах. Но знаешь, какова эта тонкая материя на вкус? Большая часть душ ощущается как сожаления с долгим послевкусием слов «надо было сразу догадаться».
АббератИзвестный алхимик, разрушивший себя страстью к очищенным крепким напиткам. Но речь не про спирт. Абберат, Царь Учёных, пляшет на помосте из химикатов и огня. С помощью своих знаний он выжигал плоть и превращал в жидкость скрытую в телах жизненную силу, поглощая эту выпивку с удивительным рвением и частотой.

Он начинал с животных, особенно интересуясь козлами. В итоге жестокая привычка сгубила и его самого. Царь Учёных стал Раздвоенным и стал пить души. Поговаривают, что он перешёл на души людей в попытках исцелиться. Мне кажется, что это просто возросшая жажда из-за обретённого бессмертия.

Возможно, в нём осталась учёная жилка, потому что Раздвоенный очень хочет поделиться с кем-нибудь своей тяжело обретённой «мудростью». Он раздобыл себе «принцессу» — красавицу из местного племени. Девять месяцев спустя она дала жизнь чему-то... не столь милому.

Дитя назвали Фавном. Оно выросло испорченным и диким под стать своему косматому божественному отцу. Следуя по его стопам, Фавн уволок и обесчестил многих дев. Так появился народ козерогов.
АббератХорошие души и так тяжело отыскать, а этот старый палёный козёл ещё и набивал ими своё брюхо. Его смерть — большая услуга человечеству.
Госпожа марионетокГоспожа марионеток была матриархом своего племени и вела его к величию. Она превозносила любовь, мир и плодовитость. Так было до тех пор, пока её детей не вырезали «храбрые воины» Тукохамы.

Отчаяние и потеря верующих творят с духом страшные вещи. Если пройдёт достаточно времени, дух становится тем, кем сам себя считает.
РюслатаЛичинка, которая гниёт и корчится в смрадной грязи заболоченных низин. Белый червь Рюслата портит саму землю, в сердце своём тоскливо желая возрождения погубленного рода.

Когда-то её племя процветало. Жирело от мирной жизни, росло от любви. Затем по её сокровенному краю прошёлся огонь Тукохамы, и дети её стали жертвами безумной войны.

Теперь бессмертная мать живёт одной неизбывной мыслью. Она хочет сделать так, чтобы детям её никогда ничего не грозило. Как? Сделав своими детьми всех и каждого.
Госпожа марионетокАзмири верили, что однажды наш мир должен рухнуть под весом отпрысков Рюслаты. Пугающая мысль, но, к счастью, ошибочная.
Морской царьСтарый Тсоагот как следует просолен постыдной похотью. Причиной его падения стало самолюбие. Думаю, он вырастил себе раковину только чтобы укрыться от стыда за сотворённое.

Тебе пора приплыть в его убежище на рифе, расколоть его панцирь и отобедать скрытым внутри божественным мясом.
ТсоаготКогда я впервые встретил Тсоагота, он был вождём-мореходом, любимцем своего преуспевающего и разрастающегося племени рыбаков. Мерзким Морским Царём он стал из-за своего проклятого наследия, пройдя через бесконечное безумие попыток и разочарований. Всё ради тщетной надежды на продолжение рода.

Он брал в жёны рыбачку за рыбачкой, но все они порождали только чудовищ. Истинный вождь передал бы своё племя кому-то с более чистой кровью. Увы, несмотря на множество хороших качеств, благородством Тсоагот не отличался.
Морской царьТеперь Хозяин соли и чешуи погружается на дно, где будет кормить рыб, плавающих среди развалин Тсоаты. Подойди, испей его божественные соки, пока их не унесла вода.
Получить силуНу же, маленький дух. Умерь свой гнев и стань един с этим человеком, укрепив его в странствиях по мрачным краям этого мира…
ШавроннНачало положено. В моих эфирных венах теперь струится тёмное честолюбие. Давай превратим эту струйку в поток. Пришло время жатвы великого дознавателя.

Подобно душе Шавронн, которая возжелала вернуться в привычные места, сущность Малигаро вновь поселилась в той самой Обители грехов. Сразу же замечу, что грехи Малигаро моим грехам не чета. Я предпочитаю более... естественные прегрешения.

Я бы отнёс тебя во Фрекию, но не могу. Слишком многое пришлось отдать, чтобы вытащить тебя из челюстей Китавы. Тебе придётся отыскать собственный путь, как и мне. Отправляйся в дорогу и, прошу тебя, переживи её. Нас ждёт ещё много работы.
РюслатаАзмири верили, что однажды наш мир должен рухнуть под весом отпрысков Рюслаты. Пугающая мысль, но, к счастью, ошибочная.
Дознаватель МалигароСудя по весьма любопытному кораблю и его необычному капитану, тебе выпало прямо-таки «захватывающее» приключение.

Что до этого дознавателя Малигаро... Мы должны спасти его душу. Хоть его следы и похожи на слишком слабые огоньки на ветру, он почти наверняка вернулся в свой старый заброшенный дом. Приходится уповать на привычки и их последствия, ведь хоть я и знаком с призрачными следами и потоками, тонкими нитями пронизывающими эту реальность, точного местонахождения Малигаро я не знаю.

Тебе следует поговорить с теми отчаявшимися, что цепляются за жизнь у разрушенного моста. Например, с молодой, занимающейся науками храмовницей. Их обыденное знание может дать тебе то, что не в силах предоставить мой просвещённый разум.
Происхождение боговИ до Зверя была своя жизнь, ныне окутанная тенью забытых воспоминаний. Время, когда подобные тебе мужчины и женщины могли возвыситься. Опираясь на редкие качества и почитание народа, горстка таких людей могла войти в туманный круговорот бессмертия и завладеть божественной силой.

Ты знаешь, что возвеличивание не бывает лёгким. Словно боль при рождении ребёнка, оно пахнет муками, трагедией, жертвой. Чаще всего жертвуют собственной человечностью. Просто так устроен мир. Те из нас, кто алчет бессмертного трона, живут достаточно долго и успевают увидеть, в каких чудовищ превратились.
РалакешДавай поохотимся. На этот раз угодьями станет разорённый, хорошо знакомый тебе лагерь... Раньше там жили твои друзья азмири.

Хм-м-м... Ралакеш. Жестокий, беспощадный и неимоверно коварный. Впрочем, у него есть одна явная слабость. Страх, который он перековал в сдерживающие его цепи. Он страшится завладеть слишком многим, а потом упустить всю добычу сквозь пальцы. Это выбивает Ралакеша из колеи, делает его уязвимым.
Хозяин миллиона лицРалакеш, прославленный «Хозяин миллиона лиц». Я называю его «Бог пряток».

Пока другие божества ведут войны, разносят своё семя и разрушают целые империи, Ралакеш сидит на своём троне в мрачном до черноты дворце, задыхается от благовоний, слепнет от покорности и глохнет от бессмысленной какофонии медных гонгов.

К счастью, ему никогда не доставало смелости посмотреть на мир с высоких стен собственной постройки. Сделай он это, в мир бы пришла беда.
РалакешКогда пытаешься контролировать всё на свете, в итоге и вовсе теряешь контроль. Ралакешу никогда не давалась эта мудрость.
ГраткулБоюсь, тебе надо войти в самые заросшие дебри.

Там вынашивает свои планы угрюмая Граткул, прозванная Безысходностью. Ваал разорили её царство и сложили у её ног погубленных детей. Горе охватило Граткул, изменило её, заполонило её разум одной простой мыслью. Она хочет разделить свои страдания с теми, кто умертвил её дочерей.

Хотя Граткул вернулась, её здравомыслие осталось в прошлом. Знай, что нет большей ярости, чем ярость матери, пережившей своих детей.
Мать отчаянияМне любопытно, продолжала бы горевать Граткул о своих детях, знай она правду.

У Прядильщицы теней не было желания навредить, пока дочери Граткул не стали против неё злоумышлять. Они видели, какую власть она имеет над людьми, какими чудесными эликсирами владеет, как опьяняет вожделением.

Они боялись Аракаали и думали, что она может угрожать их наследию. Но всем паукам присуща одна занятная особенность. Они покидают свою сеть только под давлением обстоятельств.
ГраткулТрагедия в том, что наш мир и наш род могут обратить даже такое чистое и благородное чувство, как материнская любовь, в порочный инструмент гнева и резни.

Я лишь надеюсь, что Граткул найдёт своих детей и обретёт счастье в их руках там, за пределами мироздания.
АракаалиИскусительница и хищница. Мифы ваал говорят, что она ползла по темнейшим ямам мироздания с самого его сотворения.

Нет, история её появления куда более обыденна. Аракаали была смертной распутницей, чья бесконечная страсть к чреслам и развратным наслаждениям и превратила её в воплощение тёмных желаний.

Когда-то её называли Прядильщицей теней. Себя она считает обычной богиней любви и в доказательство сотворила себе романтический храм.

Там ты её и найдёшь. Правда, романтического в этой даме мало. По крайней мере, я сомневаюсь, чтобы романтике способствовали обнимающие её панцирь трупы.
Прядильщица тенейВняв зову высочайшего приглашения, я навестил Прядильщицу теней в качестве посла небольшого и хрупкого союза богов. В основном, он состоял из слабых божеств, сбившихся в кучу из-за страха быть поглощенными более могущественными созданиями. В то время Царица Аракаали правила империей, и потому позвала меня воочию увидеть и должным образом восхититься её великими трудами.

Если бы я разгадал её притворство, то смог бы разглядеть и скрытое в нём желание разделить со мной ложе. Годами я лежал в плену её сотканных простыней. Бывали дни, когда она наслаждалась моей удалью. Бывало, мы наслаждались друг другом.

Но эта иллюзия любви и отдохновения всего лишь скрывала болезненную реальность моей несвободы уйти. Я чах от её колдовских чар до тех пор, пока паучиху не предали собственные мухи, запечатав её в построенном бредовом храме.
АракаалиНа долю многих одарённых выходцев из народа азмири выпала печальная участь поклоняться сладострастному арахниду. Тебе же удалось всмотреться в эти гипнотизирующие глаза, а потом вырвать их. Теперь она лежит на своём ложе из грязных воспоминаний... одна.

Малая толика этой паучихи всё ещё ползает по моей ладони. Толика новой силы для моего усмирителя богов.
Дознаватель МалигароНаше жестокое творение почти готово. Осталось найти только гнусную Доэдре Тёмного оратора.

В отличие от своих товарищей, которые в посмертии тянулись к привычным местам, Доэдре ощутимо тянет к старым ранам свершившейся катастрофы. Катаклизм забрал Сарн, но оставил после себя много такого, что привлекает паразитов вроде Доэдре.

Я встречу тебя в Сарне. Надеюсь, что ты быстро найдёшь эту мерзкую старуху и закончишь кровавый труд.
МалигароНаше жестокое творение почти готово. Осталось найти только гнусную Доэдре Тёмного оратора.

В отличие от своих товарищей, которые в посмертии тянулись к привычным местам, Доэдре ощутимо тянет к старым ранам свершившейся катастрофы. Катаклизм забрал Сарн, но оставил после себя много такого, что привлекает паразитов вроде Доэдре.

Я встречу тебя в Сарне. Надеюсь, что ты быстро найдёшь эту мерзкую старуху и закончишь кровавый труд.
Доэдре Тёмный ораторДоэдре Тёмный оратор — предательская инфекция, от которой может загноиться большая и страшная рана Сарна.

К сожалению, любая моя попытка точно определить её местонахождение разбивается о стену вони от её присутствия. Нам придётся выведать эти сведения у тех, кто лучше знает город. Я говорю о местных, которые цепляются за Сарн подобно голодным личинкам.
Доэдре Тёмный ораторСнова мы ринулись в бой и вновь одержали победу. Хотя, должен признать, я не получил никакого удовольствия от поглощения души этой грязной ведьмы. Я чувствовал себя полностью... изгаженным.

Как бы то ни было, наши поиски подходят к концу. К северу отсюда лежат Македы — место, где мы, наконец-то, извлечём Уголёк Мрака из моего безвременного почившего Зверя.

Медлить нельзя. С каждым часом сила Китавы растёт. Чем дольше он и прочие божества остаются в этом мире, тем меньше у людей шансов выжить.
Отражение ужасаМоего старого друга ты найдёшь в маленьком причудливом садике Изаро.

Этот Югул — одна зияющая пасть... Настоящий автопортрет, изображающий природу страха в понимании этого жалкого существа. Те, кто смотрит на Югула, видят собственные страхи, отражённые в этом ужасающем облике.
ЮгулУчёным мужам ваал нравилось искать ответы на всевозможные странные и опасные вопросы. Югул был как раз из таких искателей. Силясь проникнуть в глубины человеческой сути, он стал верить, что лучше всего эта суть выражается в виде чистого страха.

Он нагонял страх на детей, а потом захватывал их реакцию с помощью мистических зеркал — устройств собственного изобретения, которые могли стабилизировать страх для дальнейшего изучения.

Собрав целую коллекцию «отражений ужаса», Югул стал разбираться в людской природе настолько хорошо, что начал пробиваться в ряды власть имущих ваал. В итоге он стал настолько известным и пугающим, что возвысился до божества.
ЮгулЮгул был поучительной сказкой на ночь с моралью о том, что единственный способ полностью разобраться в страхе — это стать им.
Вечное СолнцеЕсли мы хотим увидеть рассвет новой эры человечества, придется преподать урок дневному светилу.

Солярис находится на длинном перешейке меж двух берегов Сарна. Она горит, силясь выжечь каждый миг бытия. Не задумываясь о жизни и нуждах живущих, она скорее увидит обугленную плоть мира, чем внемлет голосу разума.

Солнцу нужен закат, чтобы оно могло вновь являться на заре как благословение, а не проклятие.
СолярисСамовлюблённая Солярис. Перед её гордыней меркнет весь свет мироздания.

Она ни разу не усомнилась в предательстве сестры. Вместо этого она злорадствовала, слыша о её промахах. Провозглашала себя великой и почитаемой в той мере, в которой Лунарис не будут восхвалять никогда.

Хотя вряд ли кто удивится тому, что божество солнца сочло себя лучше всех.
Вечная ЛунаМы приближаемся к зениту нашей охоты за божествами. К мосту, где они душат Сарн, схватив его за большую и податливую глотку.

В своей холодной ярости Лунарис забыла, что тёплое утреннее солнце способно пробуждать желание жить не меньше, чем вечерняя прохлада.

Лунарис мечтает о залитой лунным светом империи, в небе которой мерцают звёзды, но жизнь как она есть зачахнет в бесконечной ночи.
ЛунарисОдна из двух сестёр, которые правили самыми большими и могущественными из племён древних азмири. Солярис направляла солнце по небу в сверкающих золотом лучах, а Лунарис заботилась о блекло-восковой луне с серпом из чистейшего серебра.

Союз сестёр был мирным до тех пор, пока в их краях не объявился обманщик Тангмазу. Он обратил сестёр друг против друга и довёл дело до резни. Тысячи людей погибли, а он скрыл истоки их бессмысленной вражды.

Не испытывай жалости к луне. Эта холодная и отстранённая дура куда менее блистательна, чем ей кажется.
Солярис и ЛунарисСолнце и Луна вернулись на привычные места. Убийца Зверя, наш путь к Македам расчищен, а впереди ждёт давно требующий уплаты должок.

По дороге тебе попадутся богини маракетов, которые не слишком обрадуются нашим планам. Но хотят они этого или нет, а я должен войти в труп любимого Зверя и вырвать щепку надежды из вместилища жизни, которая была так слепо тобой загублена.

Нет ни пророчества, ни предзнаменования, ни мифа или аллегории, которые могли бы пообещать тебе сохранность в нашем великом странствии. Несмотря на все приобретения, ты, несомненно, всё равно принадлежишь к числу смертных.
ДоэдреСнова мы ринулись в бой и вновь одержали победу. Хотя, должен признать, я не получил никакого удовольствия от поглощения души этой грязной ведьмы. Я чувствовал себя полностью... изгаженным.

Как бы то ни было, наши поиски подходят к концу. К северу отсюда лежат Македы — место, где мы, наконец-то, извлечём Уголёк Мрака из моего безвременного почившего Зверя.

Медлить нельзя. С каждым часом сила Китавы растёт. Чем дольше он и прочие божества остаются в этом мире, тем меньше у людей шансов выжить.
Уголёк МракаГлубоко в разлагающейся туше моего мёртвого Зверя продолжает тлеть Уголёк Мрака. Многие из тоннелей под Македами обрушились, поэтому нам предстоит найти другой способ попасть внутрь. Я прозрел слабое место в боку Зверя — давнюю рану, оставленную заносчивым Дориани из народа ваал.

С тех пор рана заросла и теперь затянута плотной плёнкой. Впрочем, правильный отвар растворит ткань и откроет нам путь внутрь. Разумеется, столь мощное средство требует пары крайне редких ингредиентов.

Во-первых, наше вязкое варево не обойдётся без кислоты василиска — сильнейшего едкого яда из сердца этой твари. Другое вещество зовётся тератновой пылью. Оно взрывоопасно и часто использовалось для добычи камней добродетелей.

Получив эти горькие плоды твоих усилий, я приготовлю состав, способный разрушить плёнку в ране моего гниющего питомца.
Тератновая пыльТы найдёшь её в развалинах фабрики Макед. Тератновая пыль чуть взрывоопаснее смесей, которые в Тератне закладывают в праздничные огни и ракеты. Это порошок с хитрым составом из раскрошенных химикатов. В прошлом пыль использовали для пробивания отверстий даже в самых крепких горах. Значит, её разрушительной силы хватит и для нашего дела.

Помни, что фабрика опасна. В самом начале Катаклизма Малахая в её постройках укрывался стратег Адас вместе со своими отборными легионерами. Если они всё ещё там, то разве что в облике тёмных тварей. Эти солдаты были крепки здоровьем и телами при жизни, а смерть и порча сделали их только сильнее.
Кислота ВасилискаКислота василиска скапливается в сердцах этих ядовитых чудовищ. Я не могу винить их за желчный нрав, ведь судьба созданий трагична.

Их печальная история связана с моей более крепко, чем хотелось бы. Увы, но формирование Уголька Мрака привело к появлению этих злосчастных отродий.

Впрочем, сожалениями о моих былых ошибках мы ничего не добьёмся.
_take_ingredients_Множество ошибок обрело покой, а могучий стратег повержен. Этой смесью мы оказываем им последние почести…
_take_ingredient1_Множество ошибок обрело покой, а могучий стратег повержен. Этой смесью мы оказываем им последние почести…
_take_ingredient2_Множество ошибок обрело покой, а могучий стратег повержен. Этой смесью мы оказываем им последние почести…
_take_ingredient1_Спасибо тебе за труды, но в смеси должны быть и кислота, и пыль. Возвращайся когда отыщешь вторую половинку нашей едкой пары.
_take_ingredient2_Спасибо тебе за труды, но в смеси должны быть и кислота, и пыль. Возвращайся когда отыщешь вторую половинку нашей едкой пары.
Уголёк МракаТеперь, со всеми ингредиентами на руках, я сварю чудесную, столь нужную нам смесь. Мир не видел более едкого состава, если не считать саркастично составленные замечания моей дорогой Гарухан...

Давай встретимся у кровавых прудов возле Раны и прожжём себе путь в Брюхо Зверя.
ГаруханСтранствуя на крыльях ветров, гордая Гарухан выведывала у неба все его тайны. Она считала, что мудрость лучше искать в самом сердце урагана.

Пойми одну вещь... Гарухан не злая. Раньше она была мне другом и спутницей. Это создание поразительной красоты с желаниями, которым хочется поддаваться. И всё же, ради блага человечества, мне придётся отбросить чувства.

Подобно стенам из песчаника под напором ветров, Гарухан оказалась выщерблена ранее покорными ей силами. Больше это не моя богиня. И чем чаще я это говорю, тем скорее поверю в сказанное.
Царица ветровЯ скорблю по своей бедной Гарухан. Вместе мы пережили лучшие мгновения из возможных в этом мире.

Увы, но моё сострадание оказалось для неё слишком тяжкой ношей. Я понимал, что однажды её гордыня может породить ту бурю, которая сметёт мою человечность. По правде говоря, именно из-за Гарухан я посадил Уголёк Мрака в пещеры под Македами.

Если ты не можешь убить любовь, можно хотя бы даровать ей сон.
ГаруханМне стыдно за ужасы, которые мы творим собственными руками. Гарухан была... сложной натурой. Жутко упрямой, отвергающей даже мысль о поиске иного пути.

Мы даровали ей небесное погребение, самое лучшее из возможных. Даже в старые времена она была тщеславна сверх всякой меры. Тщеславие её и сгубило, несмотря на все мои предостережения.

Любовь моя, взгляни, куда тебя это привело...
ШакариНа востоке пустыни маракетов есть оазис, воды которого скрыты от любопытных глаз сверхъестественной бурей. Если тебе хватит глупости войти в тёмную пелену этой бури, песок сдерёт мясо с твоих костей. Но не войти нельзя.

В центре этой золотистой круговерти прячется богиня Шакари. Она вынашивает планы мщения, чтобы восстать и вернуть себе древнее войско — армию, которая в своё время грозила пошатнуть равновесие сил в этих краях.

Если ей удастся напоить солдат жизненной силой, вся пустыня станет жертвой жестокого правления самовлюблённой богини. Сейчас буря ограждает оазис барьером, непреодолимым даже для подобных мне существ. Но путь внутрь наверняка есть.

Жители Макед умеют выживать в пустыне и переносить непогоду. Возможно, кому-то из них известен способ развеять бурю.
Царица песковЯ не слишком часто пускаюсь в подобные откровения, но сейчас отвечу, что эта богиня, это... существо было плотью от моей плоти, кровью от моей крови. Я поднялся в облака и оказался в объятиях прекрасной Гарухан, небесной царицы маракетов.

Ты думаешь, это у смертных бывают трудности в браке? У бессмертных с этим куда сложнее. Мы разошлись, но успели породить мою юную царицу песков, которая угодила в мир ужаса и мерзости.

Теперь ты понимаешь, какие страдания приносит мне путь во благо человечества. Я должен возложить на жертвенный алтарь собственную дочь.
ШакариПороки матери просочились в мечты дочери. Когда-то Шакари пленяла красотой и мужчин, и женщин, но...после это великолепие юности уступило место жажде... власти, которой была наделена небеснорожденная мать.

Моя дочь захотела обрести эту власть в великих песках пустыни. Полная решимости, она нашла источник силы, который и превратил деву в чудовищную тварь, заслуживающую только милосердного избавления от мук.

Боль и стыд подтолкнули её к созданию армии. Возникшее в опалённых землях войско было готово покорить само небо, но Зверь погрузил мою дочь в мирное забвение. Теперь дитя вновь дремлет в своей колыбельке.
ЗверьГлубоко в разлагающейся туше моего мёртвого Зверя продолжает тлеть Уголёк Мрака. Многие из тоннелей под Македами обрушились, поэтому нам предстоит найти другой способ попасть внутрь. Перед нами слабое место в боку Зверя — давняя рана, оставленную проницательным Дориани из народа ваал.

С тех пор рана заросла и теперь затянута плотной плёнкой. Впрочем, правильный отвар растворит ткань и откроет нам путь внутрь. Разумеется, столь мощное средство требует пары крайне редких ингредиентов.

Во-первых, наше вязкое варево не обойдётся без кислоты василиска — сильнейшего едкого яда из сердца этой твари. Другое вещество зовётся тератновой пылью. Оно взрывоопасно и часто использовалось для добычи камней добродетелей.

Получив эти горькие плоды твоих усилий, я приготовлю состав, способный разрушить плёнку в ране моего гниющего питомца.
ЗверьМы стоим посреди разлагающихся останков моего творения. Знаешь, что забавно? В прошлом я поднял Зверя на пьедестал гордости и радости от содеянного, а теперь посылаю тебя пробить брешь в испорченной черноте моего любимца.

Я приготовил зелье из плодов нашей охоты и нанесу его на ослабленную плёнку. Мы встретимся в чёрном чреве, где и продолжим свои труды.
Уголёк МракаУголёк — семя... Чёрная суть сердца Зверя. Чистая и неразбавленная порча. Всё, чем когда-то был мой питомец, вся его сила и способность одурманивать богов, всё это берёт начало из Уголька Мрака.

С ним мы сможем уничтожить Китаву. Голодающий бог наполнит своё чрево и канет в забвение. Китава падёт, а Уголёк превратится в золу, развеянную над каменными крышами Ориата.
Средоточие тьмыПо отдельности захваченные нами души даже близко не могут вызвать тот всплеск силы, который требуется для появления Уголька Мрака.

Но вместе... Собравшись вместе, они станут меняться и сольются в единое, полное злобы существо. Наш нечестивый союз распалит Зверя и заставит Уголёк Мрака выпасть из сгнившего лона.

Тебе лучше приготовиться, ибо с вылетом пробки из бутылки изменится целый мир.
КатаклизмВсё должно было пойти не так...

Мой Зверь был рождён, чтобы стать воплощением красоты. Самоцветом в венце на челе человечества. Я... хотел даровать твоему роду возможность жить в мире, играя главенствующую роль. Возможность перестать быть пешками в руках кучки жалких божественных рабовладельцев...

Он всего лишь защищался. В случившемся виноваты чёрные сердцами люди, которые предали собственное племя.

Даже я не мог предвидеть катаклизмы, которые сотрясут Рэкласт по велению моего питомца. Досталось и ваал, и Вечным. От них остались одни руины на страницах истории. Что же до прочих... Этот след тянется через целые эпохи.

На моих руках кровь миллионов безвинно загубленных людей. Сколько ни буду пытаться, а пятна эти уже не отмыть.
Сросшаяся троицаНаша троица наконец-то слилась воедино и стала мерзким духом. Уничтожь это порождение тьмы и выведи нас отсюда!
Уголёк МракаЧто-то тут не так. Да, похоже, что наш старый приятель Малахай приготовил нам последний сюрприз. Волшебную рану в сердце моего драгоценного Зверя.

Она всё усложняет, но не настолько, чтобы мы оказались бессильны.

Слушай меня внимательно. Сейчас я выпущу души нечестивой троицы из сосуда. Их злоба породит силу, равной которой тебе не доводилось встречать. Придётся одолеть их одного за другим и слепить их останки в критическую массу, способную вытащить Уголёк Мрака из лона Зверя.

Приготовься.
Сердца-порталыДуши этой троицы продолжают нас удивлять! Сердца стали проходами. Не медли, войди и исполни своё предназначение. Жаль, но я не могу поведать тебе о том, что ждёт по ту сторону.
С возвращениемХорошо, что смерть до тебя не добралась. Впрочем, тебе доводилось выпутываться и не из таких передряг. Таким и жестокий океан по колено!

Но в наше отсутствие Ориат превратился в некрополь, наводнённый гнусными слугами Китавы. Положение ещё более отчаянное, чем казалось мне поначалу.

Перед тем, как действовать, нам надо выведать тайны врагов. Стань разведчиком, ибо только тебе под силу проникнуть в переменчивое нутро этого кошмара. Узнай, где находится Китава. Только после этого мы сможем нанести решительный удар.
Уголёк МракаНе беспокойся, я бережно храню Уголёк Мрака и буду держать его при себе до нашего последнего сражения с Китавой.

Эта прожорливая пародия на бога падёт словно дерево, срубленное в темнейшем из лесов. Мы ещё увидим, как Китава сгорит вслед за Ориатом. Мы услышим выдох облегчения, который издаст мир.
ЛилияЛилия Рот — высокорожденная... как вы там говорите?.. шалопайка?

В течение эпох я лицезрел возвышение и падение множества великих мужчин и женщин. Лилия вправе занять место среди лучших из них. Думаю, однажды её имя будут трепать языками в приморских кабаках по всему миру.

Раз уж она меня видит, приходится помнить о манерах. Прекрасная царевна, пиратка, желающая прищемить хвост знаменитому Греху... Из этого наверняка выйдет сказочный миф, но лучше бы ему остаться очаровательной выдумкой.
КитаваЭтого я и боялся. В наше отсутствие мощь Китавы неизмеримо возросла. Теперь его рога не позволят нам проникнуть в кормушку людоеда. Очевидно, голодный бог стал разборчив и перебирает харчи, попадающие в его раздувшуюся глотку...

Такая сила — повод для беспокойства. Я говорил с нашим другом Бэнноном, который стал добровольным вместилищем моего заблудшего брата. Я знал, что в конечном итоге нам потребуется его помощь, хоть и надеялся, что до этого дойдёт нескоро. Вижу, другого выхода у нас нет.

Придётся воззвать к моему брату, дремлющему в глубинах Бэннона. Рога Китавы напитаны такой густой порчей, что совладать с ней может только чистота Невинности.
БэннонПеред тем, как мы продолжим, позволь мне кое в чём признаться. Бэннон против такой откровенности, потому что готов к жертве, но мне кажется, что ты вправе знать о ней...

Едва мы пробудим Невинность, едва вытащим его из кокона, свитого в душе Бэннона, человек исчезнет. В теле останется только бог.

Ты понимаешь, о чём я? Если выбрать этот путь, Бэннон умрёт... Умрёт мучительно, выжженный чистотой изнутри. Да, ради возрождения Невинности он готов пожертвовать жизнью, но... Возможно, ты захочешь с ним попрощаться до того, как станет слишком поздно?
БогиЯ больше не ощущаю божественных эманаций помимо собственных. За пределами мироздания могли остаться и другие боги, но Рэкласт от них свободен.

Пришла пора обратить свой взор на Китаву. Он всё ещё набивает брюхо душами бедолаг, которым не посчастливилось оказаться на Ориате. Чаша моего рода испита тобой сполна. Божественная суть струится по твоим венам и ждёт случая выплеснуться на выбранную жертву. Нам остаётся лишь надеяться, что силы этой будет достаточно для противостояния демоническому богу.
КитаваЧас пробил. Всё, что мы до этого делали, творилось для уничтожения Китавы. Ступай же! Вместе мы спасём человечество.
Символ ЧистотыИмперия — не более чем воткнутое в землю знамя. Пришло твоё время поднять это знамя над куполом Храма Титуса — вершиной ложной веры.

Глубоко вонзи древко в священный камень. Увековечь гибель потерявшей веру империи. Уничтожь царство рабов, что пытается её поглотить.
НевинностьГрех: Невинность, теперь ты понимаешь?

Невинность: Младший братец... Прошу, прости меня. Я будто спал и видел свой самый ужасный кошмар... Но теперь, наконец-то, дымка сновидения рассеялась. Мой взор ясен... Ох, во имя богов, прости меня...

Грех: Всё так и было с начала нашей ссоры. Мы с тобой одной плоти, из одного чрева. Ныне ты просишь у меня прощения. Я не задумываясь дарую его тебе.

Невинность: Но вещи, которые я сотворил... Бессчётные миллионы загубленных мною жизней...

Грех: Для этих дум ещё найдётся время. Сейчас ты нужен своим людям. Нужен Ориату...

Невинность: ...Нет. Я не могу оставаться среди этих развалин. Среди трупов, которые сам сотворил... Этим людям нужен ты, брат. Ты и твой герой, а не я.

Грех: И что теперь? Куда направишься? Что будешь делать?

Невинность: Искать уединения. Я отправлюсь на юг. Зайду настолько далеко, насколько занесут человеческие ноги. Есть вещи, о которых следует подумать. Мне надо встать на путь искупления, если совесть сочтёт меня достойным подобного дара.

Грех: Станешь искать прощения во льдах на дне мира?

Невинность: Возможно, если ты дозволишь.

Грех: ...Тогда иди. Ищи то, в чём нуждаешься. Соверши паломничество и обрети себя. Ступи на свой путь, брат мой, бог изгнания.

Невинность: Спасибо, брат.
КитаваВот и всё... Нам удалось победить... Сопротивление казалось тщетным, но каким-то образом твоя храбрость позволила нам выстоять.

Прими мои поздравления. Пусть привычный мир отправил тебя в изгнание, но для тебя всегда найдётся место за моим столом. Именно твоими стараниями у человечества появился шанс. Пусть на лике земном продолжает лежать тьма, теперь в неё проникает луч света. Ненасытное обжорство Китавы осталось в прошлом, да и ты больше не в изгнании! Нет, ты с лавровым венком победителя. Пусть легенду о тебе помнят вечно.

Пойдём. Пора возвращаться к остальным. Для восстановления этого города им потребуется любая помощь...